— Текст

— Пояснения к тексту

— Документы

— Блоки

О навигаторе

Ограниченная дееспособность вследствие психического расстройства

1. Предыстория

Со 2 марта 2015 г. вступили в силу изменения в ст. 29, 30, 33, 36 Гражданского кодекса РФ, вводящие новый вид ограничения дееспособности – ограничение дееспособности вследствие психического расстройства. Такая форма защиты прав и интересов людей с ментальными нарушениями призвана обеспечить самостоятельность и социальную активность человека – при формальных ограничительных механизмах в совершении действий, соответствующих его желаниям и интересам. Идея новации в том, чтобы обеспечить поддержку в принятии решения каждому человеку в соответствии с имеющейся у него способностью понимать значение своих действий и руководить ими (полной «неспособности», очевидно, в природе не бывает).

Введение норм, связанных с ограниченной дееспособностью вследствие психического расстройства, призвано привести регулирование мер поддержки и защиты людей с ментальными нарушениями в соответствие с принципом соразмерности (часть 3 статьи 55 Конституции РФ), а также статьей 12 Конвенции ООН о правах инвалидов, устанавливающей принципы реализации инвалидами своей правоспособности: «обеспечивать, чтобы меры, связанные с реализацией правоспособности… были соразмерны обстоятельствам этого лица и... той степени, в которой такие меры затрагивают права и интересы данного лица».

Появлению этих норм в Гражданском кодексе способствовала также позиция Конституционного суда Российской Федерации - принятие 27 июня 2012 года Постановления по делу Ирины Деловой. При этом активное участие общественных организаций в процессе разработки последовавших законодательных инициатив позволило добиться изменений, шагнувших гораздо дальше того, что было предписано в Постановлении по жалобе И. Деловой.

2. Ограничение дееспособности как мера поддержки, альтернативная признанию гражданина недееспособным

Согласно новой редакции пункта 2 статьи 30 Гражданского кодекса гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности. (Ранее возможность ограничения дееспособности была предусмотрена только в отношении людей, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками, а также имеющих пристрастие к азартным играм, если это ставит их семью в тяжелое материальное положение.) Гражданину, ограниченному судом в дееспособности, органом опеки и попечительства по месту жительства назначается попечитель.

Новые нормы позволяют суду фиксировать реальный уровень дееспособности такого человека, беря за основу объем неполной дееспособности несовершеннолетних от 14 до 18 лет: такой человек может совершать юридически значимые действия с согласия попечителя (за исключением мелких бытовых и некоторых иных, на которые согласия попечителя не требуется).

Суть ограничения дееспособности состоит в том, что такой гражданин сохраняет самостоятельное право совершать все сделки, связанные с распоряжением своим заработком, стипендией и иными доходами, а также совершать мелкие бытовые сделки и:

  • сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (например, принять имущество в дар);
  • сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (независимо от суммы таких средств).

Все остальные сделки гражданин, ограниченный в дееспособности, совершает сам, но с письменного согласия своего попечителя. Письменное согласие попечителя необходимо также для распоряжения алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на содержание подопечного выплатами (за исключением распоряжения заработком, стипендией и иными доходами).

Упоминается и более «тонкая настройка» объема поддержки такого человека – в зависимости от развития его способности понимать значение своих действий и руководить ими: он сможет с необходимой мерой самостоятельности распоряжаться своими заработком, стипендией и другими доходами (диапазон – от полной самостоятельности до полного контроля попечителем). 

Если выйти за пределы гражданско-правовых отношений, то гражданин, несмотря на ограничение дееспособности, например, самостоятельно дает согласие на медицинское вмешательство или отказывается от него, самостоятельно вступает в образовательные отношения (как минимум, в случае бесплатного предоставления гарантированного государством образования), в трудовые, семейные отношения.

Однако если такой меры, как ограничение дееспособности, является недостаточно для надлежащей защиты человека, например, если он явно неразумно тратит свою пенсию, закон не требует обязательного лишения такого гражданина дееспособности в полном объеме. В качестве промежуточной меры, более строгой, чем ограничение дееспособности, но не такой строгой, как недееспособность, выступает возможность установить человеку, ограниченному в дееспособности, такой режим пользования своим имуществом, когда для любой сделки по распоряжению им своим заработком требуется согласие попечителя. Подчеркнем, что речь идет именно о согласии попечителя на совершение сделок самим подопечным, а не о совершении попечителем сделок вместо самого гражданина. Абзацем четвертым пункта 2 статьи 30 Гражданского кодекса предусмотрено, что при наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами. Но даже в этом случае гражданин не может быть ограничен в праве совершать мелкие бытовые сделки.

Очень важно, что в обязанности попечителя при этом входит дополнительное разъяснение значения действий (сделок) (их содержания, условий, последствий, порядка заключения, помощь в оценке их соответствия потребностям гражданина), при необходимости – упрощение информации в той степени, которая позволит человеку с ментальными нарушениями принять самостоятельное решение, а не замещать его решением иного лица – опекуна (как бывает при полном лишении дееспособности). Попечитель лишь дает согласие на совершение сделок. Это значит, что попечитель может заблокировать решение (наложить вето), но не может заставить подопечного сделать что-то. Это принципиально, так как сильно повышает для человека возможность самостоятельных действий.

Попечитель также может представлять подопечного в различных правоотношениях, если подопечный поручает ему это (по доверенности[1]). Попечитель вправе подать как самостоятельно обращение, в том числе в судебном порядке[2], в защиту прав и интересов подопечного, так и помогать ему в самостоятельной защите собственных прав.

Тем самым, закон предусматривает определенную гибкость в применении мер защиты по отношению к людям, кто не может в полной мере самостоятельно осуществлять свои права. Ограничение дееспособности гражданина является менее жесткой мерой, чем признание его недееспособным, поскольку позволяет ему сохранить возможность самостоятельного волеизъявления и распоряжения своим имуществом в большинстве сфер повседневных правоотношений. Кроме того, такая мера защиты позволит человеку, имеющему инвалидность вследствие психического нарушения, сохранить возможность самостоятельного осуществления ряда важнейших конституционных прав, в том числе право избирать и быть избранным, право вступать в брак и воспитывать своих детей.

Вместе с тем, закон предусматривает ряд мер, защищающих подопечного от последствий его собственных импульсивных действий и действий, совершенных им в результате манипуляций (внушения, угроз, обмана) со стороны третьих лиц.

3. Ограничение дееспособности как реальный шаг от недееспособности в случае развития у человека способности «понимать и руководить»

Согласно пункту 3 статьи 29 Гражданского кодекса, ограничение дееспособности может быть установлено судом в отношении гражданина, который ранее был признан недееспособным. Таким образом, если ранее альтернативой полному лишению гражданина дееспособности было только полное восстановление (сохранение) дееспособности – а сделать такой огромный рывок мало кому под силу, – с момента вступления в силу поправок в Гражданский кодекс возможность ограничения дееспособности для недееспособногот гражданина становится  реальным шагом в сторону максимальной "реализации своей правоспособности".

Попечитель обязан содействовать подопечному в осуществлении его прав и обязанностей и охранять его от злоупотреблений. Кроме того, попечитель, как и опекун недееспособного, обязан заботиться о развитии способности своего подопечного понимать значение своих действий и руководить ими (пункт 3 статьи 36). При восстановлении этой способности суд признает его дееспособным (абзац 2 пункта 3 статьи 29).

Закон по-прежнему не предусматривает предельного срока назначения меры защиты в отношении взрослых, поскольку опека и попечительство устанавливаются на неопределенный срок, а периодический пересмотр судом необходимости сохранения этой меры не предусмотрен. Закон также не определяет того, каким образом осуществляется забота о развитии или восстановлении дееспособности подопечного; однако ее целью, исходя из принципа минимального ограничения дееспособности гражданина, должно быть расширение самостоятельности подопечного, то есть отмена ограничения в дееспособности или признание гражданина дееспособным.

4. Начало практики: комментарий Верховного суда РФ

В июне 2015 года пленум Верховного суда РФ прокомментировал применение судами новаций Раздела I Части первой Гражданского кодекса РФ. Среди прочего Верховный суд затронул и применение судами норм, связанных с введением в действие института ограниченной дееспособности вследствие психического расстройства. С учетом того, что в разных регионах России уже появилась судебная практика (гражданам была установлена ограниченная дееспособность вследствие психического расстройства), потенциальным инициаторам подобных дел важно понимать, чем будет руководствоваться в своих решениях суд.

 

[1] На выдачу доверенности от имени подопечного необходимо предварительное разрешение органа опеки и попечительства (ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве»)

[2] К сожалению, норма ч. 3 ст. 37 ГПК РФ сформулирована некорректно. Установлено, что «права, свободы и законные интересы граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители», в то время, как попечитель в соответствии с ГК РФ не является законным представителям ограниченного в дееспособности гражданина. ГПК РФ вводит «законное представительство» попечителя в гражданско-процессуальных отношениях.

 

Назад

Позиция Конституционного суда РФ по делу И. Деловой

О революционном решении Конституционного суда по жалобе Ирины Деловой

Своеобразным рубежом в развитии нашей правовой системы стало Постановление Конституционного суда по делу И. Деловой. Суть дела очень проста. Женщина, страдающая, по мнению психиатров, легкой степенью умственной отсталости и серьезными двигательными нарушениями, пребывала в психоневрологическом интернате (мать в силу возраста уже не могла в достаточной степени обеспечить ей поддержку дома). Психоневрологический интернат обратился в суд с заявлением о лишении ее дееспособности, поскольку счел, что она, в силу своего психического состояния, не способна в полной степени руководить своими действиями. Суд лишил ее дееспособности. Однако она, при помощи адвоката (известный адвокат Дмитрий Бартенев), обратилась в Конституционный суд и в суде прямо поставила вопрос, что лишение ее дееспособности явно непропорционально ограничивает ее возможности. Лишившись дееспособности, она лишилась единственного реального права в интернате: распоряжаться собственной пенсией. Она вполне обоснованно утверждала в суде, что, может быть, какие-то сложнейшие задачи она решать и не может (они и не возникают), но уж пенсией своей распорядиться она вполне способна, и это важно для нее, для ее личных нужд и потребностей, которые она совершенно не собирается передоверять кому-то (в частности, администрации учреждения, ставшей в результате в отношении Ирины исполнителем опекунских функций).

Конституционный суд, рассмотрев это дело, вынес следующее решение. Он сказал, что вообще институт недееспособности как таковой не противоречит Конституции, поскольку это инструмент защиты прав определенной категории граждан. Но в то же время не соответствует Конституции положение, при котором этот институт не имеет никакого вариативного механизма – не имеет возможности учесть степень нуждаемости гражданина в опеке, степень выраженности его нарушений. И поручил федеральным законодателям в срок до 1 января 2013 года (в течение полугода) решить этот вопрос – изменить закон. (Следует признать, что законодатель в течение полугода справился и в декабре 2012 года принял соответствующие изменения в закон – главным образом, в Гражданский кодекс.)

В кратком изложении сути позиции КС РФ по этому делу, в частности, сказано:
«...КС РФ признал взаимосвязанные положения пункта 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 ГК РФ не соответствующими Конституции РФ, так как при решении вопроса о признании гражданина недееспособным действующая система правового регулирования не предусматривает дифференциации последствий нарушения его психических функций, что не позволяет определить степень снижения способности понимать значения своих действий и руководить ими.
[...]
Федеральному законодателю предписано до 1 января 2013 года внести изменения в действующий механизм защиты прав граждан, страдающих психическими расстройствами, которые позволяли бы суду учитывать степень нарушения способности таких граждан понимать значение своих действий или руководить ими...».

Гражданский кодекс РФ - новации по опеке и попечительству

Конвенция ООН о правах инвалидов

Постановление КС РФ по делу И.Деловой

Заявление о признании гражданина ограниченно дееспособным вследствие психического расстройства